Парень из нашего института Печать
Новини - Последние новости
alt

Александр Паламарчук и олимпийская чемпионка в многоборье Наталья Добрынская

О том, что студент группы 1КС-04 Александр Паламарчук серьезно занимается спортом, узнал случайно. Просто он не пропускал занятия, за него никто никогда не просил. И вообще он учился на «отлично», а, главное, с интересом. Но однажды мы разговорились, и я узнал, что он – мастер спорта по легкой атлетике, к тому же – в десятиборье, наверно, самом сложном ее виде. Таких мастеров сейчас в Украине всего восемь. А таких, кто выступает на высоком уровне, и при этом реально, а не на бумаге, учится,  больше вообще нет, по крайней мере среди десятиборцев. «Надо мной даже смеются», – говорит Саша. Кроме того, он – чемпион области в беге с барьерами, прыжках в длину, прыжках с шестом («прыгаю один», — как он рассказывает), метании копья…, но это так, между прочим. В этом году Саша заканчивает магистратуру инженерного направления, идет на красный диплом.



Вы недавно вернулись с кубка Украины по легкой атлетике. На какой результат Вы рассчитывали и как выступили?

Зимой я получил травму, долго не тренировался, и поэтому в многоборье не выступал, а пробежал только 60 м с барьерами. Рассчитывал показать результат на уровне своего лучшего, и это мне почти удалось. От личного рекорда отстал на 4 сотых секунды. Правда, мне немного не повезло, подвела техника, и поэтому часть результатов фиксировали по электронному секундомеру, а часть – вручную. Закончилось это тем, что в финал попали те, кто был ближе к секретариату. Я в финал не попал, но я не чистый барьерист и поэтому не слишком переживаю.



Саша, а как все началось? Как получилось, что Вы занялись десятиборьем?

Мой папа — мастер спорта по легкой атлетике, рекордсмен области в беге на 100 м. Дома висели медали, это было интересно, и я тоже хотел бегать. Но меня в детстве отдали на плаванье. Я, честно говоря, не любил эти занятия, и поэтому постоянно «косил». Но потом в легкоатлетическую школу пришел новый тренер Постемский Виктор Франкович, набрал детей, и папа отвел меня туда. Мой тренер оказался тренером по многоборью (у него тренировалась также будущая олимпийская чемпионка Наталья Добрынская — прим.), так я и стал многоборцем. Кстати, в Европе существует такая теория, что все юные спортсмены должны развивать координацию и вообще гармонично развиваться, и поэтому базовая подготовка идет с многоборья. А уже потом, если какие-то виды даются лучше, начинается специализация.



alt

Когда удается отключить голову

Разные виды десятиборья требуют тренировки  разных групп мышц. Достаточно взглянуть на «чистых» прыгунов с шестом и толкателей ядра, чтобы убедиться в этом. Как Вам удается развивать у себя абсолютно разные и даже противоположные качества?

О, это очень интересно. У чистых десятиборцев должна быть развитая, но не чересчур, мышечная структура, а высокие результаты показывают в основном за счет техники. Конечно, если человек толкает ядро на 21 м, у него рост за 2 м и вес за 140 кг. А для десятиборца 16 м — это уже хороший результат. К слову, это только кажется, что ядро толкают руками, на самом деле на 60-70% толкают ногами, поэтому силу рук специально не тренируют. И на соревнованиях часто бывало, что «шкафы» в два раза больше меня, никак не могли перекрыть мой результат. А высота — это уже больше идет «на взрыв»: во-первых, человек не должен бояться этой планки, а во-вторых, опять-таки технично выполнять попытку. А с шестом вообще надо «отключить голову», потому что когда такая планка стоит и начнешь задумываться… И не бояться бежать перед высотой. Тот же Бубка, когда он устанавливал рекорды, разбегался так быстро, как спринтеры бегут 60 м, и за счет этого он мог брать самый жесткий шест и прыгать очень высоко. Кажется, что каждый может взять этот шест и быстро разбежаться, а голова не позволит прыгнуть, потому что сработает инстинкт самосохранения.



Когда я смотрю соревнования по десятиборью, мне очень нравится момент, когда все эти мощные атлеты после финального забега на 1500 м сначала падают на дорожку, а потом, взявшись за руки, вместе делают круг по стадиону. И во время соревнований иногда видишь, что они подсказывают друг другу, как лучше выполнить очередную попытку. Это настолько отличается от взаимоотношений в других видах спорта, что даже не верится. Неужели десятиборцы на самом деле — как одна семья или это просто «показуха»?

Да, когда я выступал в отдельных видах, было неинтересно совсем: пришли, поздоровались, пробежали себе и разошлись. Все. Совсем другое дело, когда люди живут плечом к плечу два дня. Соревнования в десяти видах и два дня, пережитых вместе, как-то объединяют людей. Когда у кого-то шиповка порвалась — одолжить, у кого-то номер оторвался — прицепить. Это нормально. Даже часто, когда я был на соревнованиях без тренера и что-то не получалось, парни сами же подсказывали — там стопу приподнять, там еще что-нибудь. А 1500 м — это уже последний вид, который всем тяжко дается. Все желают друг другу успеха, и на что могут, на то и бегут. Возможно, конечно, его специально тренировать, но тогда можно много очков потерять в других видах. Тут уж как кому от природы дано. А после этого, действительно, даже на Украине, встали все, обнялись, и хоть нам и не разрешали, пробежали кружок, помахали зрителям на трибунах. А вообще все от человека зависит. В десятиборье все нормальные подобрались.



alt

Во время тренировок

В песне Высоцкого «Про метателя молота» есть слова, где он говорит о своей мечте закинуть молот «ужасно далеко, куда подалее, и лучше если б раз и навсегда». А у Вас не возникает иногда желание «повесить шиповки на гвоздь» или «зачехлить копье»?

Возникает иногда. Десятиборье — это такой вид, который требует постоянной стопроцентной концентрации. Можно лидировать, лидировать, а потом один вид, не дай бог, провалить, или просто плохо пройти — и все. И ты уже сидишь, и думаешь: зачем мне надо было умирать столько видов, чтобы ничего не добиться. И у меня было так, что несколько соревнований я с шестом «баранил», то есть не брал начальную высоту, хотя шел в призы. Конечно, после этого неделю не хочется тренироваться и вообше делать что-либо. Ну что поделаешь? Надо собираться с духом и начинать все сначала. Напишешь пару программок на Java, и снова хочется на тренировку.



Интересная мысль. Мне тоже иногда не хочется идти на лекции. Может, попробовать разок прыгнуть с шестом, но, боюсь, это будет моя первая и последняя попытка. Но вернемся к нашей беседе. Сейчас много коммерческих турниров серии Гран-При, на которых ведущие спортсмены получают высокие гонорары. Плюс еше рекламные контракты. Но таких немного, наверно, единицы в каждом виде легкой атлетики. А за счет чего живут остальные спортсмены?

На самом деле не совсем так. Это просто то, что показывают по телевидению. Но в Европе есть много маленьких стартов для спортсменов моего уровня. Есть, например, какой-то отель в Эстонии, и он каждый год устраивает легкоатлетический турнир. Таких турниров, где можно было бы выступать, за год набирается достаточно много. Жаль, что в нашей стране это не популярно и вообще никому ничего не надо.



А какой гонорар можно получить на среднем турнире, например, на первенстве отеля «Пивденный Буг», если это не тайна?

За первое место, если показать нормальный результат, можно заработать где-то 500-600 евро. Потом отдать менеджеру, тренеру, заплатить налоги, останется примерно половина. Если ты входишь в сборную Украины, ставка 2000 грн. Плюс, если область нормальная, спортсменам могут еще доплачивать. Тогда выходит где-то 4000 грн. Но в Виннице всегда проблема с деньгами.



В этом году Вы заканчиваете университет и получаете квалификацию магистра. Кем Вы себя видите в будущем?

Ой, даже не знаю. Дома уже говорят, что надо работу где-то искать, но я еще буду бороться. После университета хотелось бы еще годик-другой, как минимум, побегать, полностью отдаться тренировкам, чтобы ничего не отвлекало. Потому что, когда учишься в университете, после пар ты немного уставший. У меня очень много друзей, которые учатся в спортинтернатах или просто «числятся» в университетах. Они живут только тренировками. Я был на сборах в Ялте, там совсем другая атмосфера. Полностью отдаешься тренировкам и думаешь, как отдохнуть. И тренировки легче даются, когда ничего не отвлекает: поел, отдохнул, поработал. Еще очень важный фактор — травмы, они здорово выбивают из колеи. Наш вид спорта довольно травматичный, меня пока что бог миловал, хотя бывали травмы, но не очень серьезные. Просто когда чувствуешь, что ты еще молодой, у тебя есть потенциал, есть для чего выступать, и хочется попробовать, чтобы потом всю жизнь не говорить себе: «А я не смог, а я бы мог…»

Обновлено 20.12.2010 08:17